- Предназначение быть Женщиной – Ольга Валяева и Алексей Валяев - https://valyaeva.ru -

Кризисы первого года и скачки роста

В первый год жизни ребенок проходит огромный путь в своем развитии. Он рождается маленьким комочком, который почти все время спит,  не ходит, не говорит, его органы чувств сперва несовершенны – он воспринимает информацию как огромный суп, не различая в нем отдельных ингредиентов.  А к концу первого года он превращается в настоящего человечка, чаще всего уже бегающего, начинающего болтать по-своему, выстраивающего отношения с близкими и с этим миром.

Удивительно ли, что первый год в жизни ребенка и родителей такой трудный наполненный кризисами? Удивительно ли, что так трудно нам приходится именно в эти моменты, когда ребенок кричит, плачет – а мы не понимаем что с ним происходит? Он не может нам ничего объяснить, показать, мы не можем осознать, почему он кричит? Вроде все как обычно, как вчера и позавчера, а ребенок – другой.

Честно скажу, в первый раз меня все это выводило из себя. Что я вообще не понимаю, что происходит, почему он вдруг становится ручным и плаксивым без особых на то причин. Почему то, что вчера работало, уже не работает, почему он вдруг так плохо спит, почему вдруг начинает столько есть – и так далее. И однажды я для себя открыла одну книгу, которая лично мне очень помогла. И я хочу рассказать о ней вам, потому что она может и вам помочь понять, что происходит с ребенком.

На русском языке она выходила под названием «Капризничает – значит, развивается», авторы ее — Хетти Вандерейт и Франс Плой. Ее любительские переводы есть в сети. Эта книга основана на исследованиях ученых, изучавших развитие мозга ребенка в первые полтора года жизни. И они обнаружили, что несколько раз за первые полтора года ребенок проходит «скачок роста». Каждый скачок обусловлен новыми навыками ребенка и новой информацией, которую он начинает получать из мира. И в этот период с ребенком становится сложнее.

Дети развиваются именно скачками, не постепенно, не каждый день по чуть-чуть, а скачками раз в несколько недель. Каждый скачок – болезненный. Потому что на ребенка вываливается ушат новой информации, новых ощущений, новых эмоций, навыков. И ему нужно время, чтобы во всем этом разобраться, не пугаться нового – и учиться новому.

Поверьте, если бы на вас вот так сваливалось такое количество абсолютно нового для вас, вы бы тоже капризничали, и еще как! Если даже взрослые женщины во время ПМС не могут себя контролировать, хотя все знают и понимают, то чего мы ожидаем от крохотного человечка, который пока еще даже не понял, куда он попал и зачем.

Почти каждый кризис вы наблюдаете одно и то же:

Очень часто это раздражает и выматывает. Мамы очень устают, и кажется, что для себя не осталось ни минуты. Потому что нам кажется, что мы всего лишь идем в туалет на три минуты. А ребенок не понимает пока, что такое три минуты, где этот туалет. Для него вы исчезаете вдруг на целую вечность. Как говорится в этой книге, для ребенка мама, которая ушла в туалет, то же самое, что мама, которая уехала в Китай. Время, и расстояние детьми ощущается иначе. Совсем по-другому.

Они действительно постигают этот мир с нуля. Все, что для нас привычно и понятно, для них – ново, совершенно ново, непонятно, неизвестно. А значит, все это пугает. Когда вам страшно, что вы делаете? Забиваетесь под любимое одеялко? Или в грудь любимого мужчины?  Или сворачиваетесь в клубочек?

Все это объединят фактор безопасности – от страха мы бежим туда, где чувствуем себя безопасно. То же самое делают и дети. Просто они чувствую себя безопасно пока только у нас на руках, они пока не могут доверять всему остальному миру, слишком уж быстро он меняется.

Представляете, когда ребенок рождается для него весь мир – это единая мешанина всего: звуков, запахов, цветов. Он воспринимает все именно так, не различая отдельных компонентов. А потом все вдруг меняется – и на него сваливаются ощущения из разных органов чувств в огромном количестве.

Вместо среднего гула – появляются голоса, звуки, шумы, разной тональности, высоты и качества. Появляются миллионы разных запахов, которые атакуют его обоняние, цвета терроризируют его глаза. И он не может пока понять, что с этим делать, как этим управлять, как сортировать, как фильтровать.

А мы уже все это умеем, много чего мы даже не слышим, не видим, не ощущаем. Для нас любой день – обычный. Он уже не пугает, не настораживает. Нам все понятно, известно. Мы знаем, что это – машина проехала, это кружка упала, так пахнет чеснок, а ярко-красного цвета – шторы в магазине. Мы знаем, что такое прикосновение – это нежность, а такое – боль. Нам понятно, что такое ветер, солнце, вода. Мы знаем, какие люди рядом с нами, понимаем, как с ними общаться, мы примерно понимаем их отношение к себе. Мы уже выучили правила этой игры. А дети – еще нет. На них это наваливается, накрывает их с головой, сметает словно лавиной. И им нужно время, чтобы в этом разобраться. Время и наша поддержка.

Какие кризисы дети проходят (возраст указан примерно, обычно кризис длится от 2 до 4 недель):

Вы можете найти эту книгу и почитать подробно о каждом из кризисов, что в этот период ребенок чувствует, какую информацию обрабатывает, какие навыки осваивает. Там же есть рекомендации о том, какие игры в этот момент могут ребенку помочь в адаптации. Пересказывать всю книгу бессмысленно. Расскажу вам о том, как мы можем ребенку – и себе – помочь и облегчить этот период.

Наше реагирование на все кризисы должно быть всегда одинаковым.  Понять, почему ребенок капризничает (он просто растет)

И не драматизируйте ситуацию. Когда вы понимаете, что с ребенком, вам самой проще реагировать. Мне вообще кажется, что для каждой девочки изучение возрастной детской психологии – дело обязательное. Вот уж точно в жизни пригодится и на многое повлияет, в отличие от химии или зоологии. Есть же еще кризисы одного года, двух лет, трех лет, семи лет, подростковый кризис, а там и до кризиса среднего возраста недалеко. Если вы все это будете изучать и понимать, что происходит внутри маленького и большого человека, вам самой будет легче. Да и помочь своим близким сможете вместо того, чтобы лишь наблюдать со стороны их мучения.

Пожалуй, такое образование девочкам действительно очень нужно.