Не ломайте своих детей!

Рубрика: Воспитание детей

Ольга Валяева - Не ломайте своих детей!Не ломайте своих детей! Не пытайтесь добиться статуса «хорошая мать», ломая своих детей, я вас умоляю! Это так легко, из стыда, стремления всем понравиться, растоптать самое важное… И потом это уже не вернуть, не изменить.

Нам часто так стыдно за малышей, как будто вся вселенная смотрит на нас презрительно, мол, фу, какая ужасная мать! И мы от этого стыда готовы идти на преступление по отношению к собственному ребёнку. Которого по идее должны защищать от окружающего хаоса. А в итоге сами становимся источником его боли и слез.

Есть столько моментов, где мы бесцеремонно взламываем границы своих детей, показывая им, что с ними так можно. Например, обязательно дай себя поцеловать троюродной бабушке, которую видишь впервые. Тебе что трудно и жалко? Но какого лешего? Она без этого поцелуя не выживет? Тогда пусть строит с ребёнком отношения сперва, чтобы он этого захотел. Это его тело, и никто не должен прикасаться к телу ребёнка насильно. Никто и никогда. И ребенок сам ощущает, к кому хочет прикасаться – а к кому нет. И это нормально, нельзя детей в этом продавливать.

Исцеление женской души

Вы понимаете, какие последствия это несет? Сперва пусть тебя потискает незнакомая тетенька, потом с тем же «ну чего тебе, жалко что ли» в кровать девочку тащит незнакомый парень. И это лишь один пример.

Как Стивен Кови пошел на поводу стыда

Стивен Кови в своей книге «Семь навыков высокоэффективных семей» рассказывал о дне рождения своей дочки. Ей исполнилось три года. К ней пришли гости с подарками. И вот она сидит в комнате вся в этих подарках — в свой праздник! А вокруг неё стоят дети и их мамы — ожидая, что она поделится. И Стивен с сожалением говорит, что он пошёл тогда на поводу стыда. Пытался уговорить дочь поделиться. А когда она отказалась — отобрал игрушки в пользу других детей. Праздник был испорчен. В душе осталась боль.

Вы только представьте. У вас день рождения. Гости. Подарки. И тут эти же гости говорят мол:

— О, какие крутые духи! Дай попользуюсь!

— А это платье моего размера! Дай померить?

— Ой я так хочу такие сережки — дай поносить?

— Ой дай твои букеты — я с ними сфоткаюсь и подпишу, что муж подарил?

И когда вы говорите нет, вас начинают стыдить, мол, как так можно! Что ты за человек! Как не стыдно!

А потом подходит муж — ваш самый близкий и родной человек — и говорит: «ну дай, что тебе жалко что ли?». И если не отдаёте — отбирает, чтобы ваша подруга была довольна – в вашем платье, с вашими духами…

Правда нелепо? Даже странно представить себе такую ситуацию. А с детьми нет? Почему мы уверены, что они должны и обязаны всегда и со всеми делиться, всеми игрушками, всеми вещами — причём радостно и с ранних лет? Почему вы свой телефон не дадите какому-то дяде, стоящему рядом на площадке, почему свою машину или свой компьютер вы не доверите иной раз даже мужу? В квартире своей кого попало поселите? А почему ребенок должен? И кому?

Делиться или нет?

Во-первых, ребёнок имеет право распоряжаться своим имуществом сам. Это без всяких «но» и «если». Для него эта безногая лошадка по ценности как ваш новый айфон. Или старый — но ваш! Так же и лошадка — она его. Он решает. Он распоряжается. И есть вещи, которыми он никогда не поделится. Даже в 25 лет. И это нормально. Это не «жадина-говядина», это не стыдно.

Во-вторых, ребёнок может научиться делиться с радостью только познав полный и позитивный опыт обладания (и об этом, кстати, писал тот же Стивен Кови). Прочувствовать, как это. Понять. Ощутить. Целиком, безоговорочно и без оценок. Мое! И когда оно уже совсем мое, тогда я могу поделиться. Ведь оно мое. Опыт обладания формируется годам к пяти. Плюс-минус.

В-третьих, делиться от сердца и «чтобы не подумали плохого» — это разная мотивация. Вас, например, заставляли делиться, и вы сегодня не можете сказать нет. Не потому что жаждете помочь другому, а чтобы не стыдно было. В такой помощи и щедрости нет никакого блага. Ни для вас, ни для человека. Щедрость хороша, когда от души. Когда уже после познания обладания. Когда ребёнок готов и созрел.

В-четвёртых, возраст. Убеждена, что дети реально понимают смысл делиться и все такое ближе к пяти годам. До этого времени это или шантаж, или насилие, или манипуляция. И даже не думайте раньше пяти лет вызывать в ребенке стыд словом «жадина».

В-пятых, другие могут говорить и думать что угодно. Но главным ориентиром для ребёнка будете вы, ваши эмоции, ваша реакция и ваш вердикт. Ты или имеешь на это право или нет. Ты или хороший в любом случае, или хороший только когда делишься. Зачем вам такие программы в жизни вашего ребенка?

В-шестых, хорошей матерью вас делает не мнение социума, а ваше сердце и отношения с ребёнком. И даже если на вас косятся, шушукаются, ребёнка стыдят — это не ваши проблемы. Это их личные проблемы с их границами. Ваша проблема в том, что вы обращаете внимание на этот шум и уделяете ему больше внимания, чем чувствам ребенка.

В-седьмых, не менее важен пример, когда вы уважаете границы других детей и не ждёте, что вашему дадут, поделятся и так далее. Когда вы готовы это объяснять своему малышу и сталкиваться с последствиями отказов. В этом месте ваш ребёнок тоже много чему учится. То есть ты можешь не делиться – и с тобой тоже могут не делиться. И это нормально.

В-восьмых, наконец, это тема границ — и она очень бурная. Из детей, границы которых взрослыми бесцеремонно взламывались, вырастают взрослые, которые не могут границы установить — и сами лезут туда, куда нельзя. И к себе пускают кого попало в грязной обуви.

Простая проверка для родителей

Копаетесь в вещах детей без их согласия? Читаете их дневниковые записки? Копаетесь в их социальных сетях? Когда в их комнату входите, стучите? Решаете, какие игрушки они должны отдать младшим или в детдом за них? То же самое с одеждой? Выбрасываете их вещи без их согласия и ведома? Заставляете делиться с другими в песочнице?

Все это — нарушение границ. Которое кажется безобидным. Но это больно, обидно и имеет последствия. Главные — в самооценке ребёнка, ощущении собственных границ и ваших отношениях с ним. А начинается все с «поделись с мальчиком любимой машинкой». Ради чего? Чтобы не выглядеть плохой мамой с жадным ребёнком в глазах посторонних людей. Мнение чужих людей дороже, чем собственный ребёнок. Вот что страшно.

Я помню, как к нам в город из деревни приехала моя двоюродная сестра. Поступать в училище. Мы жили вдвоём с мамой, комнат две. Но одна из них — моя. Приехала сестра, и не спросив меня, ей отдали мою комнату. Вроде как без вариантов. И она жила там месяца три если не больше. Она хорошая девчонка, мы с ней в хороших отношениях. Но это моя комната! Мой мир! Мой стол, мои вещи. И вдруг раз — я бомж. Спи с мамой, под сестру подстраивайся, чтобы побыть в своей комнате, в твоем шкафу вдруг чужие вещи… Моя мама отказать не могла. У меня не было выбора. Но я это помню до сих пор. И до сих пор у этого есть последствия.

Ведь можно было сделать иначе — поставить раскладушку в той же моей комнате для сестры, например. Или ограничить пребывание неделей и не больше. Мама потом ещё очень переживала, когда все же попросила сестру съехать… Это про границы. И начинается это в детстве. С «поделись сейчас же». С сестрой, братом, мальчиком, девочкой…

Это начинается, когда «в этом доме ничего твоего нет», например. И тогда девочка не хочет там убираться. Это ведь не ее. Или когда «твоей сестре нужнее». Или когда «он маленький, не понимает, поделись!» Или та же самая троюродная бабушка, которую ты видишь впервые – но будь добр дай себя всего потрогать.

Да, это очень сложно для родителя — балансировать и не предавать своего ребёнка, но и не растить вседозволенность. Да, сложно, когда детей много — и нужна изобретательность. Когда одному нельзя слушать музыку из-за терапии, а другой с айподом ходит и сказки слушает. Когда другому хочется точно такую же игрушку.

Объяснять. Проговаривать. Договариваться, не нарушая границ. Послушай музыку в другой комнате, чтобы не дразнить брата, например. Или давай соберём братику похожую фигурку из тех деталей, что у нас есть, в подарок. Или просто отвлечь младшего чем-то другим.

Как это устроено у нас

В нашем доме нет общих игрушек. У каждого свои. Каждый сам собирает рюкзачок в дорогу. Каждый сам решает, делиться или нет. Разве что коробки с деталями от уже разобранных Лего — общие. Да, у Матвея и Луки одно время было почти все одинаковое. Но сейчас уже Лука перерос — и у него свои предпочтения по цвету, например. Да, есть те места, где нам ещё стоит расти, чтобы быть более чуткими к границам детей — мы не идеальны. Но в целом — меня результаты радуют.

Наши дети имеют право не делиться игрушками и вещами — и друг с другом, и с другими людьми. И они это знают. Они легко говорят «нет» другим — и это меня радует. В то же время они так же легко говорят и «да» — и это «да» идёт из сердца, а не из стыда. Хотя иногда так хочется достать из загашника вот это: «она маленькая, поэтому отдай ей!» или «она девочка, уступи, возьми что-то другое!». Так велик соблазн воспользоваться «опытом предков» и продавить.

Не ломайте своих детей ради того, чтобы вам не было за них стыдно. Пусть будет стыдно тем, кто продавливает малышей и предает их в этой погоне за статусом «хорошей матери». Помогите им в формировании адекватных границ и отношения к себе – в жизни это им точно пригодится.

- valyaeva.ru

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмитe Система Orphus