Почему мы говорим о детских травмах?

Эта глава из книги "Исцеление женской души"

Подробнее о книге >

Ольга Валяева - Почему мы говорим о детских травмах? Я очень часто говорю о родовых сценариях, о детских травмах и обидах. И часто я слышу недоумения, мол, зачем все это ворошить? Как можно все спирать на наших родителей, они нас вырастили, а мы такие неблагодарные!

С одной стороны и правда — и я часто пытаюсь донести до девочек важную вещь. Каждый родитель дает ребенку максимум возможного. Никто не пытается ничего утаить — и отдает все, что есть. Но у кого-то этого «всего» много, у кого-то — мало. Кто-то обладает таким количеством энергии, любви и сил, что легко может вырастить и одарить любовью своих детей, а у кого-то совсем крохи, которые он, конечно, отдаст детям. Но будет ли этого достаточно?

Родители перед нами действительно ни в чем не виноваты. Это стоит усвоить сразу всем тем, кто работает со своими детскими обидами. Пока родители виноваты — ничего не выйдет и не изменится. Родители — это то, что мы заслужили, наша карма. И какой смысл пенять на зеркало, правда? Это самый главный постулат при работе с детскими травмами. Нет никакой родительской вины. Они сделали, что могли. Даже если нам этого было мало и не так.

Исцеление женской души

Я не говорю сейчас о случаях сложных и исключительных, когда родители совершают преступления против своих детей. Чаще всего обижаются те, кого просто недолюбили, не так любили, мало дали и так далее.

Родители не виноваты. Они дали все, что могли, все, что у них было. Это раз.

Но нам может быть этого недостаточно. Это два. Это не плохо, и это не про родителей. Да, ваша мама могла вырасти без тепла и ласки, и ей нечего вам дать. Она в этом не виновата, так сложилась жизнь. Но это не означает, что вы не имеете права хотеть того, что не получили от мамы.

Детские травмы и обиды — это про несовпадение ожиданий, несовпадение наших потребностей и возможностей родителей. Это про тот голод, который естественным образом испытывает душа маленького ребенка. Он просто не может понять, что сколько бы он ни просил у мамы, она ему этого дать не сможет. Это про огромную потребность души каждого человека в любви. Особенно в детские годы.

Почему же мы говорим об этом? Дело в том, что любой голод, особенно испытанный в ранние годы, оказывает влияние на всю жизнь человека. Если ваша бабушка, например, жила в военные годы, она никогда не выбросит ни кусочка еды и будет очень тщательно вас кормить. Опыт той жизни просто не позволит ей не доесть все, даже если не хочется. Человек, который перенес с детские годы дефицит любви (а это почти все из нас), будет искать ее во всем, требовать, выжимать по капле там и тут. И при этом останется пустым. Этот дефицит продолжится и для его детей — если ничего не изменить.

Детские травмы и обиды — это большая проблема взрослых людей. Огромная. Потому что мы их часто не осознаем, задвигаем подальше, ничего не делаем с ними — а они продолжают отравлять нашу жизнь. Осложняют отношения с нашими родителями, к которым у нас столько претензий и никакой благодарности. Осложняют наше материнство, когда все это вылезает из ниоткуда. И оставлять это как есть — просто неразумно.

Работа с детскими травмами — это не работа по изменению поведения наших родителей. Наоборот. Первый шаг — это принятие, принятие всего того, что с нами произошло. Раз случилось так, на то были причины. Раз у нас именно такая холодная мама, значит, именно такая мама нам и полагалась. Раз не было отца — значит, это именно тот опыт, который необходим. Принятие того, что тебе дали столько сколько смогли. Как смогли. С приходом принятия приходит и благодарность — спасибо, что хоть столько. Спасибо, что подарили жизнь. Спасибо, что вырастили. Спасибо! И никакой вины.

Это первая часть работы — принятие прошлого опыта и закрытие судебного заседания, где на скамье подсудимых — родители.

А вторая часть — это про принятие и признание того, что вам хочется и хотелось большего. Что у вас есть голод по любви. Что вам хочется изменить установки, заложенные в вас. Что вам хочется сегодня иначе строить свою жизнь. Без претензий!

И если я, например, выросла там, где мне любви не хватило, сегодня мне нужно найти для себя такой источник любви, которым я смогу наполнить сегодня свое сердце, чтобы мне было что отдать своим детям. Чтобы я не продолжала те сценарии, которые заложены прошлым. Чтобы из страха стать такой же матерью, я не превращалась в ту, с которой можно все. Чтобы из отрицания этого опыта, я не становилась такой же — сухой и холодной. Понимаете? Это уже другая задача. Она не про маму.

Она не про то, что раз мне не хватило в детстве, пойду-ка я и растрясу ее сейчас — пусть даст! Как-то мне пришло письмо от возмущенной девушки. Мама не дала ей любви в детстве, а сейчас девочка купила нашу книгу про принцесс для того, чтобы заставить маму читать эту книгу ей — и тем самым выполнить свой долг. Мама отказалась. Девушка возмущена. Вот только причем тут мама?

Если вы всю жизнь стоите с протянутой рукой там, где за все эти годы ничего такого не давали — или давали очень мало — в чем смысл? Ради чего? Чтобы она изменилась, чтобы она то и се? Не проще ли пойти туда, где есть то, что вам надо, где это отдадут легко и с радостью?

Да, когда мы вырастаем, наполнить себя любовью — это уже наша ответственность и задача. Способы бывают разные. Например, найти женщин с огромным материнским сердцем, которые готовы давать эту любовь всем. И общаться с ними, как с еще одной мамой. Молитва и духовная практика — еще один способ наполнить свое сердце светом. Развитие в себе материнских качеств… Миллионы способов — на ваш вкус. Медитации, психотерапия, практики, упражнения…

А потом вы вырастаете. Именно тогда, когда вы снимаете ярмо вины со своих родителей и берете ответственность за свое счастье в свои руки. И тогда все по-другому. Тогда не травмы руководят вами, а вы управляете собой и своими поступками. И даже если в какой-то момент эти травмы дают о себе знать, вы больше не сваливаетесь в состояние жертвы, бесконечно жалея себя. Нет. Вы снова берете ответственность, встаете после такого падения и идете дальше.

Поэтому о травмах детства говорить надо. Исцелять их тоже надо. И надо это, в первую очередь, нам самим. Все остальные люди в данной истории — как почтальоны, которые принося нам письма. То, что мы заслужили, как бы это ни было больно признавать. Мы же не будем бить и кричать на почтальона, что писем мало и они не те, правда?

Ольга Валяева — valyaeva.ru

Почему мы говорим о детских травмах?

Вебинары Ольги Валяевой «Как простить отца» — здесь, «Как простить маму» — здесь.

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмитe Система Orphus