Купить книгу


История изменений Евгении Жарковой из г. Воронеж

21.05.15 | Рубрика:
464 просмотров
Распечатать статью

История эта (как, наверное, и любая другая) начинается с детства. Родилась я недоношенной и часто болела, редко появлялась в детском саду и школе, что, впрочем, не помешало мне постоянно быть отличницей. Это в основном и волновало моих родителей – мое хрупкое здоровье, которое они пытались всячески оберегать, и успехи в учебе, за которыми они внимательно следили. Руководствовались они, естественно, любовью ко мне и желанием самого лучшего, но такая чрезмерная опека имела и побочные эффекты: я бессознательно стремилась привлечь мамино внимание очередной болезнью, а свою самооценку основывала на школьных оценках и похвальных грамотах.

Но могу с уверенностью сказать, что детство мое было счастливым, хотя именно в нем я и вижу корень своих нынешних проблем и комплексов. Росла я в деревне, в окружении красивейшей заповедной природы, в общении с животными и растениями, в играх и чтении книг. А одним из главных удовольствий с самых ранних лет, еще до школы, было рукоделие – бабушка и мама учили меня шить и вязать, и уже в детстве и подростковом возрасте я любила шить длинные домашние платья и вязать к ним кружевные воротнички. Девочкой я было домашней, тихой, таким стала и подростком, со сверстниками и тем более противоположным полом общалась редко и чувствовала себя стесненно.

Маме рано пришлось выйти на работу, мне тогда было месяца четыре, как мне потом рассказывали, и воспитанием моим большую часть дня занималась бабушка. О ней, хотя она и ушла, когда мне было всего восемь, я вспоминаю с большой благодарностью. Бабушка научила меня читать и писать, занималась со мной разными рукодельными делами, учила меня, можно сказать, профессионально – раньше она работала учителем начальных классов и была мастером своего дела.

  Новый интернет-марафон - Учимся общаться с мужчинами

А когда мне было лет четырнадцать, в девяностые, мама не нашла другого выхода бороться с безденежьем, кроме как стать «челноком», несмотря на полученное когда-то инженерное образование – теперь оно оказалось никому не нужным. И стала, как и многие в те времена, и бабой, и мужиком одновременно. Было не до сантиментов, длинных платьев и причесок: брюки с начесов, пуховик – и на рынок, в самые суровые морозы, кормить семью. А летом — в пекло.

Не берусь рассуждать на тему того, должна ли она была поступить иначе и возложить ответственность, как по логике и полагалось бы, на отца, но думаю, тогда мама не видела другого выхода. Отец мой, добрый, мягкий, замечательный человек, хотя и не без житейских слабостей, талантливый агроном, в те годы оказался без зарплаты в своем полуразвалившемся колхозе. Всю жизнь трудился, растил хлеб, появлялся в газетах в передовиках – а тут ломка всего и вся и совершенное непонимание, как поступить и куда идти. Но, как бы то ни было, такова была ситуация и расстановка ролей, поэтому из детства я вынесла четкие убеждения, что нужно хорошо учиться, не полагаться на мужчин, а в любой непонятной ситуации – болеть, хотя и не преднамеренно.

Тем не менее, результаты оказались не совсем такими, каких ожидали родители. Несмотря на стремление быть «впереди планеты всей» в учебе, я сменила несколько институтов-университетов: учеба давалась легко, не поступить я не боялась, а в глубине души все это, как мне теперь кажется, было своеобразным подростковым бунтом, хотя и запоздалым. Протестом против стремления «оценивать меня по оценкам».

Довольно рано, несмотря на отсутствие опыта в личном плане, вышла я и замуж. Тоже как-то по-детски и неожиданно, то ли от одиночества, то ли от жуткого желания быть кому-то нужной. Друг друга мы с мужем почти не знали и хотели от жизни совершенно разных вещей. Я вязала салфеточки, а он презрительно называл их мещанством. Я хотела детей, хотя и редко об этом заговаривала и даже боялась мечтать (врачи мне не советовали и предупреждали, что скорее всего не получится – гормональные проблемы и куча всего прочего). А он отзывался – «дались тебе эти спиногрызы». Я стремилась к домашнему уюту, к которому он был совершенно безразличен. Все пять лет он жил в отдельном от меня мире, в который я могла попасть, только став совершенно иным существом: интересовался духовными учениями, но отделял их от повседневной, обыденной жизни, уходил с головой эзотерические изыскания, но забывал об окружающих. Мне он предлагал «работать, потому что это у тебя лучше получается». Я злилась, срывалась, плакала, уходила и возвращалась. Чувствовала себя лишней, не на своем месте. И долго не могла понять, что в его картине мира, за исключением некоторых приятных моментов, просто не было места для семьи. А на возвышенных духовных чувствах и интересу к поэзии семьи не построить. По крайней мере, такой, какая была нужна мне.

до

И, тем не менее, теперь, когда давно остались позади личные обиды, я понимаю, что мне есть за что благодарить этого человека: он вдохновлял меня на многие вещи, на которые я бы без него не осмелилась. Издать сборник своих стихов. Написать в издательства и предложить себя в качестве переводчика литературы по буддизму, чем я занимаюсь уже несколько лет, зачастую добровольно и безвозмездно, с огромным удовольствием и радостью. Поступить на филологический, где мне наконец-то понравилось учиться не ради оценок, а ради процесса, получать наслаждение от написания курсовых по произведениям любимой писательницы, которые посвящены женским судьбам и даже задумываться об аспирантуре.

И, самое главное, он познакомил меня с буддизмом – на практике. И это навсегда изменило мою жизнь, даже эти изменения в дальшейшем протекали уже не совсем в том направлении, которое он во мне предполагал. Кармический этап был пройден, порой мучительно и жестко, но этого того стоило.

Еще будучи замужем за первым супругом, я познакомилась с сайтом Ольги. Эти статьи, вместе с лекциями Пемы Чодрон, буддийской монахини, и известной по книге «Бегущая с волками» Клариссы Эстес, психолога-юнгианца, стали для меня мостом к пониманию того, что жизнь моя нуждается в коренных изменениях. Что невозможно жить в зале ожидания и думать, что он может стать твоим домом.

Я до сих пор считаю, что семейные узы – самые прочные, и рвать их – крайне неблагодарное занятие. Но иногда так выходит, что другого выхода нет. Иначе впереди – только саморазрушение. И тогда, читая статьи и слушая лекции, я поняла, что хочу быть женщиной. И что в сложившихся условиях это невозможно.

После развода прошел еще почти год, прежде чем в моей жизни наступил новый этап, новые отношения. Но теперь все было по-другому. Если первый раз замуж я шла практически «вслепую», то второго своего мужа я знала до момента судьбоносного решения больше двух лет. И чувствовала связь с ним прежде всего на уровне сердца. Мы очень много общались, практически как члены одной семьи, как близкие друзья, виделись почти каждый день и знали друг друга в самых разных ситуациях. Знали даже особенности быта друг друга, кулинарные пристрастия, не говоря о чем-то основополагающем. Как он позже сказал, «я же знал, какая ты будешь жена и мать». Видел, как я нянчу дочь друзей и как я готовлю, занимаюсь домом.

Видели мы и то, как разрывались прежние связи друг друга, как это было трудно и мучительно больно. Поэтому к тому моменту, как все случилось, случилось оно как бы само собой, естественно и просто, а уже через несколько дней мы были вместе. А когда через пару месяцев узнали, что будет ребенок – стало ясно, что иначе как знаком судьбы это не назовешь. Тем более после всех прогнозов врачей.

Сейчас нашему Косте уже четыре месяца, он родился в один день с сыном Ольги Лукой. И каждый день я просыпаюсь и понимаю, как это замечательно – быть женой и мамой. Это не обедняет и не ограничивает жизнь, это делает ее богатой и полной. И другим по-настоящему важным задачам в жизни – творческой реализации, самосовершенствованию, развитию – это не может помешать. Напротив, без этого, самых близких и дорогих в твоей жизни, все остальное теряет смысл.

Мне снова, как когда-то в юности, в детских простых мечтах, хочется украшать дом, писать стихи, шить платья с кружевами. Хочется вязать игрушки и рисовать. Хочется копаться в саду и запускать воздушных змеев. Хочется играть вместе с сыном и заново открывать мир.

после

Конечно, наша новая история только начинается. Многое еще впереди. Хочется и новых малышей, и свой дом, и сад, и свое уютное женское дело, и работы с детьми (все-таки я педагог по первому образованию), и еще многое. Но все открытия мы будем делать вместе, и все дороги будем проходить рука в руке. А это – в тысячу раз легче и радостнее.

Евгения, Воронеж

Отзывы

Айза Анохина (Долматова)

Вопрос энергии и сил всегда актуален. Увидела в книге Оли Валяевой @olgavalyaeva очень интересное упражнение. Давайте сделаем вместе? «Давайте прямо…

Читать далее

Ирена Понарошку

#ХареКришнаЭврибади! ? Продолжаем расширять список авторов, пишущих о традиционных ценностях на основе ведического знания. Новое для меня имя — #ОльгаВаляева,…

Читать далее

Отзыв Софии Стужук

Блин!)) я даже не могу передать словами как я рада? Теперь у меня целая коллекция книг от @olgavalyaeva ?? Вот…

Читать далее

Эля Ылясова (инстамама 2015)

Мои жизнерадостные принцессы Аиша и Хадя. Вчера, мы вечером подписывали книги #какясталанастоящейпринцессой именами подруг девчонок ;-) У нас уже есть…

Читать далее

Ирена Понарошку

Готовлюсь написать пост в рубрику #НастройСебя о том, как «правильно ругаться»… А в книге у Ольги Валяевой как раз есть…

Читать далее

Саша зверева (экс-солистка группы «демо»)

Похоже, что больше всего места в моём обратном багаже займут книги. Лёвушка взрослеет, у меня появляется чуть больше времени на…

Читать далее
Замурчательное путешествие

Рубрики

Нашли ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Система Orphus