Как девочки без отца могут собрать его по кусочкам

Ольга Валяева - Как девочки без отца могут собрать его по кусочкамКак девочки без отца могут собрать его по кусочкам.
Едем не так давно семьей на моторной лодке. Я не фанат лодок совсем, но в путешествии по островам приходилось пересиливать свой страх 2-3 раза в день. Маленькая моторка, рассекает волны, качается. Страшно. Но в глубине души у меня вдруг появляется какое-то тепло, непонятное, неведомое.

В памяти всплывают какие-то кусочки воспоминаний о моторной лодке, и внутри каждого — огромное счастье. Невозможное. Нереальное, и почему-то это как будто связано для меня с отцом… Хотя это физически невозможно. Я точно никогда не каталась на лодках с ним. Мой отец погиб, когда мне было 2. Но с мамой они уже не были вместе. Мама говорит, что я видела его за эти два года пару раз. И в этом месте — провал и пустота.

Но внутри у меня сейчас есть ощущение отца. Сильное, мощное, и по большому счёту не связанное с конкретным человеком. Оно собрано по кусочкам. Когда разные мужчины в моей жизни дали мне нечто, вроде как пустяк, что я берегла все эти года как сокровища в коробочке «папа».

Платья от Ольги Валяевой!

И я помню эту лодку. Мне пять лет. Мы с мамой поехали в гости к ее сестре. И дядя Лёша, муж маминой сестры, катает нас на лодке. Я помню это ощущение ветра в лицо, брызг, смесь страха и восторга… Он не делает ничего особенного, мы просто едем на лодке, а для меня — это кусочек будущего доверия к мужчинам.

Мне восемь, и я в деревне у маминой двоюродной сестры. Скука смертная для городской девочки. Но иногда муж тети Нины, красавчик дядя Володя, катает меня по полям на мотоцикле. Его просят сажать меня в коляску, но я всегда пересаживаюсь назад. Крепко держу его — в лицо ветер, в ушах шум, и снова смесь восторга и страха. Ещё один кусочек в копилочку.

Мне года четыре, у одного из моих друзей день рождения. Мы с мамой пришли к ним в гости. Огромное количество детей и взрослых. И вот отец Сашки, дядя Вова — огромный и весёлый — кувыркает нас всех по очереди на своих руках. Карабкаешься по его ногам и переворачиваешься. Как же в тот момент мне захотелось, чтобы у меня тоже был вот такой папа! Такой же как дядя Вова! Он бы каждый день меня кувыркал!

Мне семь. За мамой ухаживает дядя Саша. Он живет в далеком Севастополе, моряк. Раз в год он приезжает в Иркутск на сессию — они с мамой учатся вместе. И весь год он пишет нам письма. Письма для мамы — рисунки на полях для меня. Когда мамы нет дома, я достаю из шкафа стопки писем и рассматриваю картинки. Мне не интересно, что он пишет маме. Мне важно, что вот эти рисуночки — для меня. Мой кусочек про внимание.

Мне лет 12. Дядя Андрей ухаживает за мамой, работает он водителем. Он приезжает за нами на огромной Тойоте Хайс, и мы едем куда-то на речку ее мыть. Мне разрешают сесть вперёд, я открываю окошко. Ветер в лицо, восторг и радость…. Ещё один кусочек.

Мне снова 8, я в гостях у брата моей бабушки. Дедушка Толя рано утром уходит за мороженым для меня, и это просто праздник какой-то! Оно в бумажном стаканчике, подтаявшее. Но самое вкусное, в нем столько мужской любви и заботы, мне неведомой!

Я собираю эти впечатления в драгоценную копилку под названием «папа».

Я не знаю, что это и как, не знаю, как это когда тебя любят, обожают, защищают, прощают все-все и готовы ради тебя на все. Но в моей копилочке лежит эта моторная лодка, мотоцикл, кувыркания, мороженое, рисунки …. Они тоже очень много значат для меня. Их мало, они вроде бы ни о чем, но каждый кусочек на вес золота. Смотрю на дочку — у неё за один день намного больше всего случается с папой. Ну и что. Моих мало – и они не менее важны.

Как и любой ребёнок без отца, я прилипала к каждому мужчине, который появлялся в поле зрения. Дядя, отец друга, мужья маминых подруг, друзья мамы… И от каждого остался такой кусочек. Каждый из них словно передал мне привет от папы. Внёс свою лепту в мое будущее.

Старший троюродный брат, который однажды защитил меня, когда я гостила у них. Дядя Саша, мамин двоюродный брат, который так сильно обнимал нас с мамой, когда мы приходили в гости, аж кости хрустели. Дедушка Толя — брат моей бабушки, с безграничным терпением и принятием, с которым так классно было просто сидеть на лавочке. Дядя Кирилл и Вова – у которых я сидела на коленках.

У меня много и других кусочков про мужчин, и долгие годы я выбирала ту сторону. Там, где не про доверие, не про внимание, не про радость. Там, где можно страдать и быть жертвой, там, где он всегда виноват и без него лучше. И отца внутри не было, и доверия к мужчинам.

Опыт же восстановления этой связи привёл к тому, что эти драгоценные кусочки собрались в копилку «папа». Папа и те мужчины, которые дали мне кусочек чего-то отцовского. И сегодня я благодарна каждому из них.

А ещё знаете, потом пришёл ещё один, самый мощный кусочек. Когда однажды в молитве я ощутила себя крошечкой, свернувшейся калачиком на ладошке Господа. Само пришло ощущение — такое сильное, до мурашек. И я в тот момент почувствовала, как у человека может не быть отца вообще, когда есть Он?! И больше этот вопрос меня не тревожил. Рана исцелена. Папа на своём месте, навсегда. Теперь у меня ЕСТЬ папа.

Если у вас или вашего ребёнка нет отца — вам обязательно нужно собирать такую шкатулочку. Помогите ему или себе, сделайте это.

Чтобы было внутри это ощущение, что отец есть. Может быть, его нет сейчас рядом и не было. Но его не может не быть. У каждого человека есть отец, и наличие внутренней связи критически важно….

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Валяева Ольга❤️Исцеляя сердца (@olgavalyaeva)

- valyaeva.ru

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно

Нашли ошибку?

Выделите ее мышкой и нажмитe Система Orphus