Отчим

| Рубрика: Отношения с родителями

Это глава из книги «Исцеление женской души».

Женя – хорошая девочка, ей всего двадцать шесть, и вся жизнь впереди. Вот только мужчин она боится панически, к себе не подпускает совсем. Начинаем разбираться с этим, обсуждая родителей.

— Отец умер, когда мне было шесть, а мы жили в деревне, и без мужика там никак. У мамы нас осталось четверо девчонок, старшая замужем в другом городе. И нас кормить надо, и хозяйство большое. К маме стал ходить сосед помогать. Да и остался. Мужик он так себе, мама его никогда не любила. Но он же мужик, а значит, пригодится. Поженились они, и стал он все больше выпивать дома, никакой помощи. На маму орал вечно, руками махал своими, а она работала и на работе, и в огороде, и за скотиной ухаживала. Мы, как могли, помогали, а он подзатыльники раздавал и говорил, мол, кто вы тут такие, чтобы свой голос иметь. Заставлял называть «папа» и бил по лицу, если мы про родного отца вспоминали. Выбросил все его фотографии, мы лишь парочку смогли спрятать. Уважения требовал.

Все Книги Ольги Валяевой

— А мама?

— А что мама? Она ничего не могла сделать. Пожимала плечами, мол, простите меня, но придется терпеть, мужик-то нужен в доме! Потом говорила, что лучше бы мы без него жили, справились бы. Но тут уже поздно было. Потом я поняла, почему она терпела.

— И почему?

— Мама умерла, когда мне исполнилось двадцать. Сгорела от рака всего за несколько месяцев. Долго не говорила никому ничего о проблемах, а когда узнали – уже поздно было. Потом мы узнали, что дом она на него переписала. Это его условие было за то, что он возьмет женщину с детьми на свою шею, – усмехнулась Женя.

— Он вас выставил из дома?

— Я уехала учиться чуть раньше, младшая тоже в общежитии жила уже, а вот старшую сестру выгнал, да. Мы с ними сняли комнату на троих, учились, работали в районном центре. А где-то там в доме, который построил наш отец, живет эта мразь, – ее кулаки сами по себе напряглись, и вены выступили на руках.

— Ты разговаривала с ним?

— Нет, конечно. И не собираюсь. После всего того, что он с мамой сделал и с нами. Я его ненавижу.

Мы не стали делать огромную расстановку. Мы просто вернули Жене ее отца. Мы поставили ее рядом с двумя мужчинами – заместителем ее отца и заместителем отчима.

— Женя, это твой отец. Какой он был?

— Я не помню, – на глазах ее появляются слезы, – я помню, что было совсем по-другому, что мы дружные были, он работал много, а еще мы спорили, кто из нас будет спать с папой. Помню, как он привозил нам конфеты из рейсов, что мама тогда была очень добрая… Как будто все воспоминания о нем затоптаны этим, – Женя кивнула в сторону отчима.

— Давай вернемся к нему. Скажи ему: «Ты мой отчим. Ты не мой отец. Ты никогда не был и не будешь моим отцом.»

Она повторяет фразу много раз, очень эмоционально, срываясь на крик. И каждый крик делает ее ближе к отцу. Все ближе и ближе. Он берет ее за руку, и словно какая-то плотина рухнула. Женя рыдает, падая в его объятия:

— Папа! Папа! Папа!

— Прости, что я оставил тебя и маму тогда, — говорит заместитель. – Я не мог иначе. Мое время вышло. Но вы всегда в моем сердце.

Женя и папа очень долго стоят обнявшись. Отчим выглядит потерянным. Но нам это и неважно.

— Женя, можешь ли ты смотреть на него иначе? Или все так же ненавидишь его?

— Могу. Он муж моей мамы, но мне он не отец. Мне так легко от этого! Он как будто бы встал между мной и папой, и именно за это я его и ненавидела больше всего. Он пытался отнять у меня моего любимого папу. Я сейчас смотрю на него по-другому. И, наверное, даже могу за что-то сказать спасибо. Благодаря ему я точно стала сильнее, мы с сестрами в городе живем, все рядом, дружим.

— Теперь папа снова на своем законном месте, правда же? Его никто не сможет у тебя отобрать, – улыбаюсь я Жене. Она светится, как маленькая девочка в сильных руках папы. – И теперь ты помнишь, что мужчины бывают и такими тоже? Добрыми, сильными, верными?

— Да, папа такой другой. С ним рядом так надежно…. Мама мало о нем рассказывала, наверное, ей самой было больно вспоминать…

— Он всегда в твоем сердце. Он ведь твой папа, в тебе течет его кровь.

Мы оставляем Женю в объятиях ее отца, уходя на перерыв. Чтобы она могла наполниться тем, по чему голодала все эти годы. Иногда отчим может дать ребенку очень много, но все равно он никогда не заменит родного отца. Родовая энергия идет к нам только через кровное родство.

Отчим – это необязательно так плохо и страшно. Иногда он может стать вторым отцом, вкладывающим в воспитание всю душу, и это здорово, что такие мужчины есть. Их много, правда, очень много, для которых не так важно, чья кровь течет в ребенке, и это не мешает любить.

Ольга Валяева — valyaeva.ru

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно